Меню
16+

Районная массовая газета «Огни Курумкана»

16.03.2017 09:35 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

День хвали вечером

Автор: Максим Исрафилов. 9 декабря 2016 года.

Дабаев Дамдин Цыренович прожил яркую и славную жизнь. Его творческий ум и умелые руки подарили Аргаде памятные и полезные изделия: лодки, жилые дома, хозяйственные постройки, летучие сани, ходкие телеги, изящные люльки-колыбели, детские кроватки — качалочки, домашнюю утварь, удобную мебель, легкие вилы и грабли, звенящие косы и тяжелые бороны. 

Впервые в аргадинской  долине в 1935 году спарил две «долблянки» в одну, чтобы лодка была устойчивой. В этом же году придумал лодку « плоскодонку» для озер и обмазал ее дегтем. За эти выдумки мастера стали величать « золотой самородок». Это народное звание шло к его лицу. У Дабаева была детская душа. Хуторхойских и иликчинских малышей любил как своих. Он не курил и не пил спиртное. Для него стало правилом – легче отдать свое, чем взять чужое. Всю жизнь скромность, добродушие, терпение и трудолюбие помогали ему сохранять свою честь и достоинство. На свадьбах и торжествах он был званным и почетным гостем и его мудрые,  правдивые слова ценились на вес золото. Детская душа Дамдина Цыреновича не знала, что такое купить и продать. Он любил обмениваться, чем владел и знал. Поэтому он обладал даром – самую серую жизнь сделать солнечной. За такую сердечную щедрость и любили мастера.

Творческий полет мыслей и упорный труд помогли Аргаде выжить в трудные годы военной и послевоенной поры. Так плотник и столяр Дабаев оказался на нужном месте и ко времени. Чем только не занимался мастер?   Промышленность не успевала полностью снабжать крестьянский спрос нужным товаром. Пришлось сменить железный инструмент на деревянный. В руках кудесника дерево оживало. Оно светилось, звенело, пело, пока не превращалось в полезную вещь. Этот предмет имел свое лицо- завершенность, изящество, штучность. По данному образцу подмастерья множили количество изделий. В мастерскую поступали разные заявки. Тягловая сила осталась одна – лошади и быки. Хомуты и дуги, сбруя и вожжи,  ярмо для упряжки волов, телеги и сани- все. Становилось заботой бригады строителей и плотников.

Крестьянский ум горазд на выдумки. В голодные годы войны простой народ поучился жарить пшеницу.   «Жареху»  смешивали с молоком — получалось полезное  и сытное блюдо. Дамдин Цыренович прочитал в старинных книгах о ручных мельницах. Изготовил жернова из грубого камня и доложил председателю колхоза Дамбаеву  Гарме Дамбаевичу. Он всегда поддерживал толковые почины. Уже в  концу 1942года все заимки и отдельные дома  Хуторхоя  были снабжены мукой ручного помола.

«Дело мастера боится» — шутили земляки при встрече с умельцем. Мы, школьники, часто приходили  в мастерскую. С Ринчином, с сыном Дабаева, мы дружили с детства. Кудесник по дереву в душе думал заинтересовать нас столярным  ремеслом. Он доходчиво и понятно объяснял тонкости своей профессии, сколько приспособлений и приборов надо для точного и сложного дела, чтобы изделия получились красивыми, соответствовали по размеру и качеству. Хотя у плотника был редкий глазомер, он придерживался принципа: «Семь раз отмерь – один раз отрежь».

Помощники были влюблены в талант мастера. Они удивлялись – поёт песни, когда гнул дуги, полозья саней, обручи бочек, ключики для пожилых людей. Лично вручал бабушкам и дедушкам палочки – выручалочки и шутил при этом: «Ребёнок ходит на четырёх ногах, в молодости- на двух, в старости- на трёх».Эта палка – опора помогал при ходьбе. Приподнятая клюшка бабушки прекращала капризный рёв ребенка или шалости детворы. Но пожилые люди никогда не применяли палочку, как предмет наказания.

В своей семье беседы вёл спокойно, умно, достойно. Обращаясь к жене, её называл нежно и ласково: «радость моя!». Мать моего друга – ровесника Ринчина была изумительная женщина. Жигмыт Цыдыповна была красивая, душевная, простая, деловая ударница и счастливая мать. Благородная и благодарная жена своему любимому мужу подарила дочку и пятерых сыновей. Старший сын Дарижаб Дабаевич возглавлял бригаду сенокосников 1947 и 1948 годов. Он научил меня вручную косить сено, править и точить косы. Эта сноровка и выучка всю жизнь помогали мне. Отношения с Дабаевым и его сыновьями обогатили меня духовно и физически.

Творческий почерк мастера украсил Аргаду. В далеком 1935 году он, как руководитель строительной бригады, воздвиг здание кузницы. Кузнецы Тубденов Шагжи Убарданович и Ухилонов Цырен Сампилович установили оборудование сами. Мастеровые люди нашли общие цели, единые планы совместной работы. Дополняя друг друга, ремонтировали сани, телеги, косилки, плуги, конные жатки и грабли. Их дружба стала любовью – они. ровесники, понимали с полуслова. Да и задачи решали общие. Война, правда, внесла свои поправки. Кузнецы отправились на фронт. Крестьянская смекалка и житейская мудрость помогла вынести всю тяжесть и потери военных лет.

Заготовка  строительного и расходного материалов шла обычно зимой. Дамдин Цыренович знал, что зимняя древесина прочнее – сон в корнях находится. Дорога в лес доступнее – болотистые места замерзают. Лошади зимой спасены от комаров, мошек, оводов, слепней. Рубка леса зимой защищала подрос – молодые, еще неокрепшие деревья. Бригада заготовителей следовала то в Иликчин, то в Сасандай, то в Уртонхой по очереди. В светлое время дня столяры искали находили нужную роготальку, прямой шест, стройный ствол, берёзовый сук для трёхпалых вил. Мастер сам выбирал удобное дерево, делал на нём засечку. Помощники валили деревья, очищали их от веток и подносили к подводам. Коням давали овёс – впереди ожидали крутые подъемы. Дорога переходила реку. Напоив лошадей речной водой, продолжали путь домой. Возы расходных товаров выгружали рядом с мастерской. Дабаев благодарил работников с прибавкой расходного материала и говорил: «Вы великое дело сделали – пора день хвалить вечером».

Бригада, завершив удачный рабочий день, повторяла любимую поговорку мастера. От зари и до зари в столярной кипела работа. Зимняя заготовка расходного материала была годна по каждому сезону – весенний, летний, осенний, зимний. Столяры готовились к весеннему севу. Недаром говорится: «Весенний день целый год кормит». Вспаханная земля требует семян. Влага в почве торопит крестьян. В эту страдную пору силы и пота не жалела бригада. Дамдин Цыренович успевал везде: то на лесопилке, то в столярке, то у плугов и сеялок, то в кузнице. А плотники занимались текущим ремонтом, заготовкой досок и строительного леса.

Сенокосная страда была богата заботами и хлопотами. Удобные вилы, легкие и прочные грабли, острые косы, столы и скамейки для кухонь – всё это готовилось в бригаде Дабаева. Конные косилки и грабли – тоже в руках мастера. Сенокосное лето быстротечное – только показало нос, а хвост уже заметен.

Настало время собирать зерновые. Ведь «хлеб – всему голова». Бригада заранее готовилась к уборке урожая. Остался в силе стиль: «Телегу готовь зимой, а сани летом». Круговорот дел и событий сблизила дни и годы к пенсионной черте. Но неугомонный трудяга сделал свой выбор. На заимке Онхоли выбрал должность чабана.

Он решил посвятить себя семье. Раньше свободного времени не оставалось на воспитание детей и внуков. «Семья вместе и душа на месте» — учил  молодых. Он считал: «Муж с женой, что лошадь с телегой, везут общий воз». До конца дней своих был верен первой и единственной любви.

Красивую, честную и яркую жизнь Дабаев Дамдин Цыренович подарил всем жителям Аргады.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

28